Экспорт перепроизводства

January 8, 2015

Попытки китайского правительства увести экономику с инвестиционного пути развития привели к неожиданному результату. В комбинации с мерами, направленными на ограничение масштабов перепроизводства, эти реформы вынуждают сталелитейные компании к созданию зарубежных предприятий. Недавно Hebei Iron & Steel Group объявила о намерении стать глобальной группой и собирается построить завод (5 млн тонн) в Южной Африке. Его пуск запланирован на 2017 год, а к 2023 компания выведет за океан 20 млн тонн новых мощностей. Правда, это практически не смягчит китайские проблемы, зато усугубит перепроизводство в других регионах.


Порочным курсом?

В начале прошлого десятилетия ужесточение экологических норм и высокие затраты на труд в индустриальных странах создали стимул к переносу грязного сталелитейного производства в развивающиеся регионы с перспективными рынками. Наибольшее развитие эта тенденция получила в Японии – производители страны создали сети дочерних компаний в Юго-Восточной Азии, построили заводы в Бразилии и других странах. А сейчас по такому же пути двинулась крупнейшая сталелитейная компания Китая Hebei Iron & Steel Group.

До недавнего времени в таких шагах не было необходимости. Дело в том, что большинство государственных предприятий страны принадлежит местным правительствам, а в Китае значительная часть полномочий делегирована на нижние уровни власти. Соответственно, заводы и местные чиновники могли вполне успешно сопротивляться попыткам Пекина нарушить устраивающий их статус-кво. Но теперь центральное правительство резко усилило нажим на власти провинции Хебей, в которой находится 286 млн тонн сталелитейных мощностей и много других грязных производств. Эта провинция фактически окружает столицу, и эмиссия ее предприятий в большой мере ответственна за смог, висящий над Пекином. Из-за мощного давления сверху власти Хебей обязались закрыть, помимо прочего, 60 млн тонн сталелитейных мощностей. Но свернуть с инвестиционного пути подъема экономики они не в состоянии, поэтому решили продолжать ту же деятельность, но за рубежом.

На захват заокеанского плацдарма и направили Hebei Iron & Steel. Правда, ситуация сейчас радикально отличается от той, в которой создавали свои сети японские компании. У них была возможность перемещать производство поближе к перспективным рынкам, причем они строили заводы с учетом уровня возможного спроса в каждой из стран – их мощности составляли не более 2 млн тонн. Теперь же, в условиях постепенного подъема мировой экономики, спрос на сталь растет в замедленном темпе – там, где он все-таки растет. В принципе выбор Южной Африки в качестве первого шага зарубежной экспансии вполне оправдан: страна развивается, и спрос на сталь там растет. Но аналитики справедливо полагают, что 5 млн тонн – слишком много для этого региона. Мощности завода, который собирается построить СП, созданное Hebei Iron & Steel с местной компанией Industrial Development Corp., эквивалентны примерно 65% прошлогоднего выпуска стали в Южной Африке и трети мощностей всего континента.

Инвестиционный менеджер Momentum Asset Management в Претории Уэйн МакКарри назвал эти планы безумием. Он заявил: "В Южной Африке уже появилось много мощностей, и нам не нужно взрывного расширения отрасли, а продажа стали в другие страны сопряжена с высокими транспортными расходами". С ним согласен главный аналитик Mysteel.com Су Сянчунь. По его мнению, строительство крупного сталелитейного завода за океаном – неразумно, поскольку 5 млн тонн нормально только для Китая, а зарубежный рынок не способен поглотить такой объем. Эксперт полагает, что вывод производства за рубеж не может стать радикальным решением проблемы избытка мощностей, и это вступит в противоречие с желанием правительства сохранить социальную стабильность и занятость населения.

Тем не менее Ян Хайся, глава департамента по связям с общественностью Hebei Steel, заявил: "Решение о создании СП для строительства завода в Лимпопо было принято после всестороннего изучения перспектив Южной Африки и соседних рынков". Он утверждает, что выход на мировую арену повысит конкурентоспособность компании, а глобализация станет главным направлением ее будущего развития.

А премьер-министр Ли Кекян поставил точку в дебатах, заявив, что Китай, обремененный избытком мощностей в секторах стали, цемента и стекла, будет стимулировать перенос конкурентного производства в страны Юго-Восточной Азии, которые нуждаются в новой инфраструктуре. Поэтому, как сообщает китайская пресса, провинция Хебей до 2023 года планирует вывести за пределы страны 20 млн тонн сталелитейных мощностей, 30 млн тонн – цементных и 200 тыс. тонн – стеклянных.

Глобализм по-китайски

На первый взгляд такое выведение избытка мощностей за рубеж вряд ли имеет смысл с точки зрения бизнеса. Почему же китайцы на это идут? Похоже, у правительства Хебей просто нет другого выхода. Во-первых, политическое давление в аспекте экологии: сокращение производства стали, цемента и стекла (самые грязные отрасли, особенно – в развивающихся странах) непосредственно связано с решением задач, поставленных Си Цзиньпином в отношении эмиссии поллютантов. Во-вторых, руководители Хебей могли просто растеряться, не понимая, как сократить бизнес, который оказался весьма раздутым.

Чиновники, курирующие связанные со строительством отрасли, имеют слишком много мощностей при слишком слабом спросе. В сентябре руководители CISA сообщили, что за последние два года сталелитейные мощности страны увеличились на 200 млн тонн, и теперь составляют 1,1 млрд тонн. При этом многие из них не используются: выпуск 2014 года составил около 750 млн тонн. Это оказало катастрофическое влияние на цены. В частности, цены на арматуру в Шанхае за год упали на 29%. В определенной мере этот спад вызван торможением подъема экономики, но перепроизводство сыграло главную роль.

В этой ситуации китайцы стали наращивать экспорт, и его годовой прирост за 11 месяцев 2014 составил 47%, или 86 млн тонн. Этот прирост почти сравнялся с полногодовым выпуском стали в США в 1913. Однако экспорт продукции – не выход в долгосрочном плане, особенно в условиях, когда США и другие страны-импортеры активно вводят антидемпинговые пошлины против китайской стали. Поэтому у компании, ориентированной на долгосрочный рост и имеющей достаточный капитал для инвестиций, остается единственный выход – зарубежная экспансия.

Фактически китайское правительство нацеливало производителей на экспансию. Начиная с 1990 годов им создавали стимулы к созданию заокеанских дочерних компаний для добычи сырья и энергоносителей, и в меньшей мере – к строительству производственных мощностей. По статистике United Nations Conference on Trade and Development (UNCATD), прямые иностранные инвестиции Китая в 2003 году превысили 35 млрд долл., охватывая более 60 стран мира. Однако если раньше глобализация была привлекательной долгосрочной целью, то теперь она стала насущной необходимостью. И правительство усилило стимулирование.

За 11 месяцев 2014 года зарубежные инвестиции китайских фирм составили 89,8 млрд долл. (прирост – 11,9%). А в конце декабря Госсовет упростил правила обмена валют для зарубежных инвестиций и обеспечил кредитную поддержку таким инвесторам. Таким образом, правительство дает возможность своим компаниям экспортировать не продукцию, а избыток мощностей. А эта деятельность, по мнению правительственных экспертов, сделает китайскую продукцию более конкурентоспособной на международных рынках. И заодно притормозит слишком быстрый рост валютных резервов…

Фактически Госсовет преследует две цели. Во-первых, в официальном объяснении этого решения было сказано, что Китай стремится повысить международную конкурентоспособность своих лидирующих компаний. Во-вторых, финансирование этой экспансии указывает, что Китай стремится заработать капитал – финансовый и политический – на своих огромных золотовалютных резервах. И хотя Hebei Iron & Steel обнародовала свои планы в отношении Южной Африки за два месяца до декабрьского заседания Госсовета, на котором были приняты судьбоносные решения, понятно, что компания получит обещанные субсидии.

Понятно, что в краткосрочном плане эти новые мощности Южной Африке не нужны – они перенасытят рынок. Но когда китайские коллеги Hebei Iron & Steel будут экспортировать продукцию из-за недостаточного внутреннего спроса, компания будет выигрывать в конкуренции за счет своего нового прогрессивного завода, поставляющего продукцию на развивающиеся африканские рынки. Разумеется, эта игра сопряжена с риском. Но, с точки зрения китайского правительства, эта игра стоит свеч.

Галина Резник

МинПром